Столичная власть отгородилась от граждан удобным законом

Информация о деятельности столичной власти стала в этом году более закрытой для журналистов и общественых организаций. Отсутствием прозрачности, по мнению экспертов и участников медиа-рынка, грешат сегодня как в КГГА, так и в Киевраде

К такому выводу 6 декабря пришло большинство участников столичного ток-Нешоу «Киевский форум» с Реной Назаровой. Представители СМИ и общественных организаций утверждают, что в горгосадминистрации Киева в последнее время информируют общественность о принятых решениях и планах на будущее только путем проведения  заранее подготовленных брифингов и пресс-конференций. Такая подача информации, по сути, является спланированным пиаром управленческой команды КГГА. По результатам этих презентаций журналист, естественно, объективный материал «выдать нагора» не может. Получить же от столичной горгосадминистрации ответы на уточняющие вопросы, на сегодня является задачей практически нереальной. В ответ на подобные просьбы чиновники отправляют журналистов писать запрос в пресс-службу КГГА и терпеливо ждать оттуда ответа.

 

Но, к примеру, за последние 3 месяца из 30-ти направленных в КГГА информационных запросов «Киевского Форума» ответы пришли лишь на 8. Сотни случаев, когда эти запросы остаются без ответа, или журналистам приходят не содержащие запрашиваемой информации «отписки», накопились и у десятков других медиа-структур. В такое положение вещей охотно верит член Комитета ВР по вопросам европейской интеграции Ирина Геращенко. По ее словам, даже в ответ на ее депутатские запросы, например, о ситуации, которая складывалась вокруг книжного магазина «Сяйво» и других, менявших собственника известных объектах недвижимости в Киеве, от КГГА приходила такая «абракадабра», осмыслить которую нормальный человек не в силе.

 

Дошло до того, что некоторые столичные журналисты сейчас с ностальгией вспоминают времена, когда КГГА возглавлял Леонид Черновецкий. Тогда, по крайней мере, большинство чиновников  не отказывались общаться с ними, и оперативно давали им разъяснения и дополнительную информацию если не по всем, то по большинству актуальных вопросов. Понятно, что без такого общения компетентно информировать читателей или телезрителей о том, что в действительности происходит или планируется, медийщикам (если речь идет не о коммунальных СМИ, которые занимаются только пиаром существующей власти,— ред.), крайне сложно. Но, несмотря на это, в январе 2011г. уже новый председатель КГГА Александр Попов подписал распоряжение, запрещающее чиновникам непосредственно контактировать с журналистами. И хотя в марте под давлением ряда влиятельных издательств и опасаясь негативного пиара, г-н Попов это распоряжение отменил, такой запрет по сей день продолжает действовать неофициально. 

 

В результате, информация о том, что, где и когда будет в Киеве построено, кто и в каком объеме осваивает деньги на ремонты жилых домов, где находятся земля, на получение 10 соток из которой могут претендовать граждане, и многое другое, умело скрывается от общественности. А большинству журналистов сегодня приходится тратить массу времени и усилий не на создание контента, а на составление информационных запросов и скандалы с представителями пресс-службы КГГА в ожидании хоть каких-нибудь ответов на них. Но, несмотря на вступление в действие с 10.05.2011г. «прогресивного» Закона «О доступе к публичной информации», гарантии получения ответов на большинство своих вопросов у журналистов нет. Это подтвердил и, принявший участие в обсуждении данной проблемы замглавы КГГА Леонид Новохотько (отвечает за гуманитарную политику в городе,— ред.).

 

По словам г-на Новохатько, с начала года в пресс-службу КГГА поступило около 5 тыс. запросов от журналистов. «Сейчас их приходит около 20-22 в день. 66% — это запросы от телеканалов, 20% — от печатных СМИ, около 10% — от интернет-изданий»,— проинформировал чиновник, добавив, что за первые пару месяцев после вступления в силу Закона «О доступе к публичной информации», таких запросов поступало в пресс-службу КГГА в 1,5 раз больше, чем сегодня. Т.е. бесперспективность переписки с киевскими чиновниками в новых законодательных реалиях для многих издательствах уже стала очевидна. Сколько из журналистских запросов в адрес КГГА осталось без ответа или без отписки, Леонид Новохатько не уточняет, но то, что такие случаи есть и они не единичны — подтверждает. Заглавы КГГА объясняет это в одних случаях — недостаточно грамотным составлением запросов, а в других — ограниченностью КГГА в человеческих ресурсах. Мол, все запросы, хотя они и перенаправляются в профильные управления и отделы КГГА, в пресс-службе обрабатывает всего 4 человека, а это, для такого огромного объема работы совершенно не достаточно… 

 

Т.е. чиновник подтверждает, что в КГГА могут себе позволить отвечать далеко не на все запросы, и не боятся при этом никакой ответственности за игнорирование положений Закона «О доступе к публичной информации». Несмотря на то, что за несоблюдение этих норм теоретически предусмотрена ответственность в виде выговоров ответственным чиновникам, и как результат (после третьего выговора, — ред.) — лишение занимаемой должности. Напомним, что согласно этому закону, ответ на информационный запрос должен быть предоставлен любому лицу в течение 5 дней (если информация требует «поиска среди большого колличества данных» — в течение 20 дней, с предварительным уведомлением об этом автора запроса в течение 5 дней,— ред.), а если дело касается угрозы жизни и свободе граждан — в течение 48 часов.

 

Представитель президента в ВР Юрий Мирошниченко принимал непосредственное участие в доработке соответствующего законопроекта. Этот нардеп и сегодня утверждает, что все механизмы, необходимые для того, чтобы заставить власть на местах быть открытой для общественности, законодатели предусмотрели. По его словам, в КГГА безоговорочно обязаны и отвечать на абсолютно все информационные запросы (вне зависимости от того грамотно они составлены или нет), предусматривать в бюджете достаточное количество средств на работу соответствующих служб, и даже без наличия запросов вывешивать всю потенциально интересную общественности информацию на своем официальном сайте. Поэтому, г-н Мирошниченко нашел нужным порекомендовать чиновникам, исполнять Закон «О доступе к публичной информации», а журналистам — добиваться наказания оных за его несоблюдение в судах.

 

Впрочем, с тем, что базовый закон о доступе к информации по сути своей хорош, а не выполняют его только плохие чиновники, согласиться сегодня могут не многие эксперты. Например, по мнению известного адвоката Татьяны Монтян, Закон «О доступе к публичной информации» планировался вовсе не для увеличения степени открытости власти, а для удобства чиновников, которые в результате и получили больше возможностей скрывать информацию от общественности. По букве закона, публичной информацией, запрашивать которую имеет право сегодня любое лицо, является только задокументированная информация, находящаяся в распоряжении определенного органа власти. Причем далеко не вся. Ведь, принятием ряда других законов, власть, например, предусмотрела, что информация о собственниках недвижимости и земли, вполне может оставаться закрытой. Г-жа Монтян уверена, что если бы, как во всех цивилизованных странах, у нас открыли для свободного доступа в интернете реестры и кадастры, содержащие информацию о правах  и предпосылках возникновения прав на земльные участки и объекты недвижимости коммунальной и государственной формы собственности, необходимость в написании запросов для большинства журналистов отпала бы вовсе. «Но науровне ВР сочли нужным сделать эту информацию закрытой. А потому Закон «О доступе к публичной информации» — большая профанация. Принятие этого закона изначально задумывалось только для создания иллюзии того, что власть станет более открытой»,— утверждает Татьяна Монтян. 

 

Не согласиться с этим утверждением сегодня тяжело. Но ситуация с разрекламированным парламентариями Законом  «О доступе доступом к «публичной информации»  еще трагичнее и многограннее. Дело в том, что после принятия данного закона, правительство не  утвердило нормативных актов, в которых четко было бы прописано: кто, как именно, и в какой форме, должен отвечать на те, или иные вопросы журналистов и граждан, затребовавших от власти информацию даже предназначенную для открытого доступа.  На государственном уровне не было установлено и процедуры получения документального подтверждения того, что такой запрос зарегистрирован надлежащим образом. 

 

В отсутствии всего этого,  регламенты для чиновников, которым приходят запросы, на местах были утверждены в виде внутренних (не обнародованных) приказов всеми органами власти самостоятельно. Естественно, сделали это и в КГГА.  В результате, по оценкам различных СМИ, более-менее вменяемые ответы от этого органа журналисты сегодня получают (если вообще получают,— ред.) в среднем только на треть своих запросов. А по информации Института Медиа Права, из 700 запросов граждан в адресс КГГА, ответ (по уважительным причинам) не был дан, только на один такой запрос.

 

Такое положение вещей объясняется достаточно просто. Отдел  по работе с запросами граждан для выполнения положений Закона «О доступе к публичной информации» при пресс-службе КГГА весной с.г. был создан и работает. Журналистские же запросы, на какие бы законы они не ссылались, традиционно продолжают направляться в пресс-службу КГГА в основном по факсу или в электронном виде (новое законодательство относительно формы подачи такого запроса разграничений принципиально не делает). Там их с готовностью принимают. Но зачастую никакого документального подтверждения того, что запрос принят к рассмотрению, как в случае если он передан в канцелярию, где можно настоять, чтобы на его копию поставили штамп и входящий номер, журналист не получает. А значит и никаких задокументированных оснований для того, чтобы требовать наказать чиновника, который не дал нужный ответ на запрос в установленные сроки, у журналистов на руках не имеется. Вот городская власть теперь и может себе позволить выбирать:  на каие запросы, отвечать, а на какие — нет. 

 

Судиться же с чиновниками у любых штатных журналистов в любом случае времени нет. Да и для многих СМИ сражаться в судах с юридическими службами органов власти, которые будут отстаивать там интересы своих должностных лиц, будет довольно сложно. Эйфория после принятия закона, который по идее должен был заставить в т.ч. КГГА начать тоннами выдавать запрашиваемую информацию, у журналистского сообщества в Киеве давно прошла. Все поняли, что с чиновниками придется либо дружить, либо пользоваться совершенно другими источниками получения необходимой информации. Эйфория прошла, а нехороший осадок остался. Ведь с принятием Закона «О доступе к публичной информации» были внесены изменения и в ряд других законодательных актов. В частности, в Закон «Об информации», которыми довольно успешно пользовались ранее журналисты. В результате, те люди, информирование общественности для которых входит в сферу их профессиональных обязанностей, лишились преимущественных прав на получение информации от органов власти.

 

По словам вице-президента Агентства журналистских исследований Максима Шпаченко, журналистов попросту уровняли в этом вопросе в правах с другими гражданами. Это может быть в принципе и не плохо. Но, публичная (общедоступная,— ред.) информация на сегодня, это, по сути, лишь нормативные документы или статистика. И такую информацию журналисту зачастую легче добыть, не тратя время на процедуру направления запросов. «А вот возможности по букве закона получить коментарии и уточнения от чиновников, узнать их позицию по наиболее актуальным вопросам, журналисты лишились. Чиновники могут себе позволить сегодня совершенно спокойно на подобные вопросы не отвечать. А значит, журналисты теперь имеют меньше возможностей полноценно информировать остальных граждан о том, что происходит во власти»,— объясняет г-н Шпаченко.

 

Наличие сложностей с получением от КГГА информации подтверждают и депутаты столичного горсовета. О чем тут говорить, если народные избранники зачастую не могут по официальным процедурам получить вовремя от КГГА запрашиваемые данные, или даже проекты решений горсовета, за которые им  предстоит голосовать. Впрочем, у участников медиа-рынка есть претензии и к работе самой Киеврады. В вину этому органу вменяют слишком сложную систему аккредитации на заседания его комиссий и сессий, а также то, что секретариат столичного горсовета упорно не хочет делать открытой для широкой общественности информацию о голосовании каждого конкретного депутата по тому либо иному вопросу.

 

Автор: Дмитрий Марковский
Источник: Киеввласть

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *