Виктор Пшонка продвигает взяточников по службе

20 апреля 2011 года шестнадцатилетняя Настя вся в слезах и в крови подбежала к своей маме и сказала, что на нее напал дядя Сережа. Он хватал ее за руки, прижимал к забору, но она сумела убежать и спряталась в магазине, где ее защищал дядя Ваня. Чтобы защитить ее, дядя Ваня начал драться с дядей Сережей, но тот вырвался и пытался ее догнать.

20 апреля 2011 года шестнадцатилетняя Настя вся в слезах и в крови подбежала к своей маме и сказала, что на нее напал дядя Сережа. Он хватал ее за руки, прижимал к забору, но она сумела убежать и спряталась в магазине, где ее защищал дядя Ваня. Настя рассказала, что когда она пряталась в магазине, то дядя Сережа бросался камнями, снимал штаны, оголенными гениталиями терся о стеклянную дверь магазина. Не успокаиваясь и пытаясь проникнуть в магазин, дядя Сережа споткнулся и ударился головой о ступеньки, ведущие к магазину. Чтобы защитить ее, дядя Ваня начал драться с дядей Сережей, но тот вырвался и пытался ее догнать.

Мама Насти Марина вместе с мужем Русланом обработала ей царапины и ссадины. Младший сын Марины Саша рассказал, что тоже видел в этот день дядю Сережу. Когда он шел в школу, то сосед дядя Сережа останавливал его и спрашивал, а первоклассник ли он, при этом он говорил, что вырыл яму, в которую он должен закопать первоклассника.

Житель пгт. Сергеевка (Белгород-Днестровский район, Одесская область) Сергей Чудовский страдал психическим расстройством — шизофренией, которая обострилась в период 19-20 апреля. Одной из особенностей Чудовского была привычка перелазить через забор, когда он входил или выходил со двора, он не пользовался дверьми и предпочитал выходить из окна (он жил в частном доме).

Как только Настя рассказала маме и Руслану о том, что с ней произошло, они позвонили в скорую помощь с просьбой забрать Сергея Чудовского, но медики сказали, что необходимо обратиться в милицию и только по их санкции они смогут забрать сумасшедшего. Марина позвонила в милицию, но дежурный сказал, что он один и не может приехать на вызов и предложил, чтобы пострадавшие сами приехали к нему и написали заявление.

Руслан и Марина пошли назад к своему дому, чтобы на машине добраться до отделения милиции. Их путь проходил через дом Сергея Чудовского и когда они проходили мимо, то сумасшедший стал бросаться в них камнями. Потом он схватил палку и стал перелазить через забор. Руслан подбежал и стащил Чудовского с забора. Тот, упав, остался лежать без сознания. Прибывшие медики увезли Сергея Чудовского и положили его в обычное отделение травматологии. Через 3 дня ему стало плохо и врачи по согласованию с родственниками провели трепанацию черепа, а на 6-й день Сергей Чудовский умер. Причиной смерти судмедэксперты посчитали отёк мозга, образовавшийся в результате внутричерепной травмы, полученной вероятно от падения с высоты.

Через некоторое время по инициативе прокурора района Руслану Касъяненко было предъявлено обвинение в умышленном нанесении тяжких телесных повреждений, что повлекло за собой смерть (ч. 2 ст. 122 УК Украины), за что предусматривается наказание от 8 до 10 лет лишения свободы. Арест Руслана и взятие его под стражу стали стартовой точкой будущих мучений для него и его близких.

В прокуратуре Марину уведомили не только о том, какой срок может получить ее гражданский муж, но и рассказали, как можно смягчить наказание. Помощница прокурора Ирина Самородова предложила решить проблемы семьи за 5 тысяч долларов. Потом за 10 тысяч. А еще позже — за 15 тысяч долларов Руслан получил бы переквалификацию инкриминируемого ему преступления с ч. 2 ст. 121 на ст. 119 (убийство из-за неосторожности – до 5 лет лишения свободы) или даже на ч. 1 ст. 122 УК Украины (умышленное нанесение повреждений средней тяжести – до 3-х лет лишения свободы). Но потом Ирина Самородова прекратила переговоры с Мариной, а вместо нее вышел на связь судья Белгород-Днестровского районного суда Александр Гукаленко, который от себя и имени прокурора Александра Коваля предупредил, если Марина не заплатит 16 тысяч долларов, то Руслан будет обвинен по ст. 115 УК Украины (умышленное убийство) и наверняка получит обвинительный приговор.

Пока Руслана содержали в СИЗО, Марина в спешном порядке продала дом, чтобы отнести взятку судье. Она продала дом за 16 тысяч долларов, взяла в долг 8 тысяч долларов, на которые купила барак, чтобы жить там с двумя детьми.

Судья Александр Гукаленко получил 16 тысяч долларов и начал рассмотрение дела по упрощенной процедуре. Но перед вынесением приговора сказал Марине, что необходимо еще 10 тысяч долларов для прокурора района Александра Коваля. И начал по делу Руслана Касъяненко новое судебное рассмотрение.

Дальше я приведу выдержку из записей оперативных разговоров с судьей:

Марина: Вот, то, что я дала сейчас (5 тысяч долларов). Я хочу посмотреть, как продолжаться будет ситуация. И дальше, пожалуйста, полный отчет. Главное, я хочу иметь уверенность. Я понимаю, вы, входите в мое положение, он, конечно, может не войти в моё положение. Чтобы вы для себя понимали, я на сегодняшний день осталась с двумя детьми на улице, с больной мамой, которой 78 лет. Знаете, у меня нет ничего, у меня просто не осталось ничего.

Судья Гукаленко: Хорошо, я с ним переговорю.

(дальше разговор продолжается в кабинете)

Судья Гукаленко: Не переживайте, всё будет хорошо! Я понимаю, что все это неприятно. Я иной раз посмотрю на этих людей, которые сюда приходят. Ко мне, как к человеку, они не приходят, они приходят, как к судье, думают, что я разрушитель. Но я тоже человек, у меня тоже есть семья, ребенок маленький. Если я выбрал этот путь, я знал, на что я иду. Я учился, работал. Раньше работал в апелляционном суде помощником главного судьи, в гражданской палате, там видел всё это, знаю. Понимал, что меня ждет, сам выбрал этот путь. Сказать, что сильно я жалею, нет. Единственное, чтобы пенсионеров поменьше было. Есть нормальные люди, а есть люди энергетические вампиры. Допустим, он пришел — он ничего не сказал, он просто посмотрел и ты ходишь никакой.

Примерно за такими разговорами продолжалась жизнь Марины. С одной стороны отсутствие денег, муж, которому светит  до 10 лет колонии, находится в тюрьме, дети, которым нужно дарить радость и которых нужно воспитывать, а с другой стороны понимающий и отзывчивый судья Александр Гукаленко, требующий последнее. Марина обратилась в Службу безопасности Украины, которая начала операцию по захвату преступников.

15 ноября 2011 года Марина передала судье первые 5 тысяч долларов для передачи их прокурору Александру Ковалю. Все номера купюр были переписаны оперативниками. На следующий день Марина передала остальных 5 тысяч долларов (уже для судьи), с которыми был взят судья сотрудниками СБ Украины.

В кабинете прокурора Александра Коваля был проведен обыск, в результате которого были изъяты 4,5 тысяч долларов, выданные судье в качестве взятки. Можно считать, что операция закончилась успешно и судебная система стала немного чище. Но так считать было бы ошибочно.

Несмотря на аудиозаписи, наличие взятки в квартире, Генеральная прокуратура расценила это, как мелкие шалости и отказала в возбуждении уголовного дела против Александра Коваля, мотивируя тем, что 4,5 тысяч долларов, у него найденных, это была не взятка, а возвращенный судьей долг. Более того, после этого Александра Коваля ждал скачок по карьерной лестнице — с должности Белгород-днестровского межрайонного прокурора он был переведен на должность старшего помощника прокурора г. Одессы, а 8 июня 2012 года – на должность старшего прокурора г. Одессы.

Судье Александру Гукаленко повезло несколько меньше. В конце июля 2012 года (спустя более, чем полгода) Президент Украины Виктор Янукович уволил его с занимаемой должности в связи с окончанием срока пребывания на посту судьи. В данный момент уголовное дело против Александра Гукаленко рассматривается в Центральном районном суде г. Николаева и по делу до сих пор не закончен допрос свидетелей (почти самая ранняя стадия судебного следствия). Стоит отметить, что повестки свидетелям обвинения судья передает через адвокатов подсудимого, предоставляя не только контакт, но и полную свободу действий. В отличие от Руслана Касъяненко, который отсидел в СИЗО, Александр Гукаленко находится на свободе (хотя ему грозит до 10 лет лишения свободы).

26 апреля 2012 года Ильичевский городской суд Одесской области переквалифицировал действия Руслана Касъяненко и признал виновным по ч. 1 ст. 122 УК Украины (нанесение средних телесных повреждений) и приговорил к двум годам лишения свободы с отсрочкой исполнения наказания (что в наше время можно считать оправдательным приговором). Но и на этом история семьи не закончилась. В отместку за неприятности прокурору и задержание судьи Белгород-Днестровская межрайонная прокуратура, Ильичевская прокуратура и потерпевшая сторона подали свои апелляции с требованием ужесточить приговор Руслану Касъяненко. В Апелляционном суде решили, что для вынесения справедливого приговора необходимо еще раз провести комиссионную судмедэкспертизу для определения причин смерти Чудовского.

Дело снова оказалось в суде первой инстанции. Руслан Касъяненко, получив в СИЗО микроинсульт, сейчас находится дома, но в приговоре суда сомневаться не приходится. Председательствующий судья (он же председатель Ильичевского городского суда) Константин Вергопуло обещает вынести Руслану обвинительный приговор. Дело в том, что ранее сотрудники Службы безопасности Украины задокументировали его сына, работающего в прокуратуре, при получении взятки в размере 20 тысяч долларов. После этого прокуратура «зарешала» дело, но была вынуждена уволить судейского сына. Война с СБУ и теми, кто сдает взяточников – личная вендетта Константина Вергопуло.

Марина и Руслан продолжают сражаться за свое будущее. Александр Коваль успешно продолжает зарабатывать деньги в прокуратуре г. Одессы. Александр Гакуленко спокойно тратит свои взятки.

Жизнь продолжается.

«Я жил в Одессе, учился в институте, работал в апелляционном суде помощником, жил в общежитии. Познакомился со своей женой Ирой, она дочь богатых родителей, её друзья не понимали, что она во мне нашла. Я тогда зарабатывал, отец давал долларов 300, зарплата была 200, где-то подмучивал пару сотен в месяц, для одного в те времена вполне. Времена изменились, я стал судьёй. Был такой момент, у этого Славика, который был популярен, там одна бабушка старенькая, которой полностью руководили её дети (в Одессе не последние люди в плане бизнеса), использовали бабушку, как живой щит.  Якобы внук этой бабушки хотел тупо выкупить эту территорию, этого Славика отца, друга моей жены отца, чтобы поставить базу отдыха. У него 8 соток и у Славика 12 соток. У него бабки есть. Жена мне звонит, Саша, ты бы не мог принять Славика отца, тогда ещё не было такой системы, это сейчас «заплати и все сделаем». Ну, хорошо, пусть приходит. Понимаешь, когда я зарабатывал, без подачи, свои крохи, тогда я семье был не нужен, а сейчас они прибежали. Я его принял официально, он по-другому заговорил: «Сашенька, мне так рассказывала Ирочка о Вас». Сразу на «Вы» .Ира – секретарь, говорила, что он вёл себя так, будто мы в сауну вместе ходим. Льстец такой. Я его не выгнал, я ему просто популярно объяснил. Марина, я мог бы ему помочь, только я хочу себя уважать. То есть, не тогда, когда мне было тяжело, неприятно, когда так все ко мне отнеслись. На тот момент, у меня не было в кармане 2 тысяч долларов, и я не мог одеть…Я и сейчас не могу. Я, сейчас просто кризис, если и имею, тысяч 14, и то у меня….там дядя живет, я езжу 1,5-2 отвожу, там ребенок, я живу в Одессе, у меня очень много расходов. Я не хотел их унизить (родственники жены), я считаю, что я правильно сделал».

Судья Александр Гакуленко (из оперативных записей разговоров).

Виктор Пшонка доволен своими подчиненными

Автор: Максим Шпаченко специально для «Ні корупції«

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *