Последний суд Василия Волги

9 октября 2013 года Высший спецсуд по уголовным делам решает дальнейшую судьбу лидера партии «Союз левых сил» Василия Волги - рассматривая кассационную жалобу его защитников. Сам Волга уже отбыл в местах лишения свободы почти 2,5 года.

 

Фото: Макс Левин

В отличие от других политиков, оказавшихся за решеткой, за Волгу публично никто не заступился: ни его соратники по левым политическим взглядам (социалисты и коммунисты), ни борцы за права человека из такого уже близкого нам Евросоюза, ни представители власти, в поддержку которой Волга неоднократно выступал с парламентской трибуны и со страниц газет. Даже Игорь Марков, и тот не остался без широкой поддержки — в его поддержку выступила российская Госдума. Пожалуй, Василий Волга — единственный политлидер, боровшийся со своим уголовным преследованием в одиночку.

24 сентября 2012 года Шевченковский районный суд г. Киева признал Василия Волгу виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 191 (хищение), ч.2. ст. 15, ч.3 ст. 368 (покушение на получение взятки).

После прихода к власти новой команды Виктора Януковича, Василий Волга в 2010 году получил должность Главы Госкомиссии по вопросам регулирование рынков финуслуг (Госфинуслуг). В то время в стране повсеместно начали «лопаться» кредитные союзы и на Госфинуслуг была возложена, кроме прочего, задача — взять ситуацию под контроль. По состоянию на 2010 год объем депозитов в кредитных союзах составлял почти 2 млрд. грн. При этом по данным ОО «Ассоциация защиты прав вкладчиков» на сегодняшний день сумма долга перед вкладчиками кредитных союзов составляет более 1,2 млрд. грн.

Инструментов у Госфинуслуг для защиты вкладчиков, было не много: за невыполнение требований и предписаний Комиссия могла отстранить руководство любого кредитного союза и вместо него назначить временную администрацию, которая должна будет нормализовать ситуацию.

Одним из самых проблемных кредитных союзов в то время стало КС «Первое кредитное общество» (г. Одесса), контролируемое одесским бизнесменом Андреем Азаровым. С 2009 по 2010 год задолженность КС «ПКО» перед вкладчиками выросла с 15 тыс. грн. до 145 млн. грн., т.е. в 966 666 раз. Свыше тысячи жалоб пришло в Госфинуслуг только этому кредитному обществу.

8 июля 2010 года Госфинуслуг, голосами всех членов Комиссии, принимает решение отстранить от управления руководство КС «ПКО» и ввести в кредитный союз временную администрацию. Согласно Положению о Госфинуслуг Василий Волга был обязан подписать решение Комиссии (у Главы Комиссии даже не было варианта оспорить решение, если бы он хотел), что он и сделал. В Одессу были командированы сотрудники для введения временной администрации.

Среди откомандированных были директор департамента временного администрирования Виктор Адамович и его подчиненные. Но в КС «ПКО» отказались пускать временного администратора в здание, в результате чего было физическое столкновение.

Андрей Азаров предложил Виктору Адамовичу встречу. Вопрос нужно было решать срочно и желательно полюбовно. Как следует из материалов дела, помощник Волги Олег Чернушенко сообщил ему о встрече, которая проходила в ресторане «Черное море», на что Василий Волга дал ему поручение срочно приехать туда и забрать из ресторана Адамовича. Этот телефонный разговор подтверждается и показаниями Волги и Чернушенко, однако суд отказался исследовать этот факт.

По мнению суда, Волга позвонил Олегу Чернушенко, чтобы тот передал требование Азарову дать взятку в размере 50 тысяч долларов за не введение временного администратора, хотя он уже был введен. Другими словами, если бы это было правдой и такая сделка действительно бы состоялась, то Волгу можно было бы судить за мошенничество, поскольку не выполнить решение Комиссии он не мог.

Тем не менее, Олег Чернушенко забрал со встречи Адамовича и Андрей Азаров решил спасать свои деньги через суд, который и признал решение Госфинуслуг недействительным. Если бы Василий Волга хотел получить взятку, то удобнее момента нельзя было найти. Главе Госфинуслуг достаточно было бы не подавать апелляционную жалобу на решение суда и временную администрацию в КС «ПКО» вводить бы не пришлось. Но Василий Волга подал апелляцию и выиграл ее, исключив вообще предмет переговоров, поскольку не ввести временную администрацию уже было нельзя.

Тем временем Андрей Азаров стал публично обвинять Госфинуслуг в вымогательстве взятки. Он заявлял на телекамеры и через подконтрольные ему СМИ о том, что чиновники Госфинуслуг требуют у него взятку: 250 тыс. долларов, 500 тыс. долларов. Согласитесь, ни один нормальный человек на госслужбе после таких заявлений не продолжил бы переговоры о взятке.

Но Виктор Адамович продолжил переговоры и довел их до логического завершения. В январе 2011 года посредник, который должен был пересчитать деньги, Олег Прилуцкий в помещении отделения ОАО «Автокразбанк» получил от Андрея Азарова 2 млн. грн., после чего он, Виктор Адамович и Олег Чернушенко были задержаны сотрудниками СБУ.

Василий Волга появился в уголовном деле лишь спустя полгода после описанных событий. Оказалось, что Виктор Адамович дал показания: вымогал взятку он не из своих побуждений, а по поручению Волги. Виктор Адамович, которому светило до 10 лет лишения свободы с конфискацией, стал единственным свидетелем, который указал, что Волга причастен к вымогательству взятки. Даже Андрей Азаров при допросе в суде воскликнул: «Да при чем тут Волга?! Взятку у меня требовал Адамович!».

Тем не менее, к обвинению против Волги стали крепить доказательства. Их не оказалось много, а их убедительность оставляет желать лучшего. Двусмысленные смонтированные фразы Виктора Адамовича на незаконных аудиозаписях (на которых ни разу не говорится о том, что деньги для Волги), обтекаемые показания второго подсудимого — Олега Чернушенко (который также не указывал на Волгу) и смс-сообщение. Да, кто не знает, основным доказательством вины Василия Волги было полученное им смс-сообщение. Виктор Адамович отправил Василию Волге смс с цифрой «500», что по мнению суда и было доказательством того, что Волга вымогал взятку в размере 500 тысяч долларов.

При исследовании материалов дела и их сопоставлении с приговором суда создается впечатление, что коллегия судей была убеждена в виновности бывшего чиновника. Ни одно из показаний свидетелей в пользу Волги, ни отсутствие доказательств у обвинения против Волги, ни даже фактическое отсутствие главного вещдока по делу (денег) — ничто из этого не было исследовано судом и тем более не было истолковано в сторону невиновности Василия Волги.

Спустя год после ареста источники в СБУ подтвердили, что по взятке Василий Волга не был фигурантом и никто не планировал его «брать». В противном случае, оперативники дождались бы передачи денег самому Волге, ведь статью по взятке — без факта получения денег — «пришить» невозможно.

Собственно, Волге даже не инкриминировали получение взятки. Волгу осудили за покушение на получение взятки. Согласно Уголовному кодексу, покушением являются те преступные действия, которые не были закончены в силу обстоятельств, которые не зависели от воли преступника. Суд так и не обосновал когда и каким образом деньги должны были быть переданы Волге, не было доказано и то, что Волга планировал их получить. Были лишь спутанные показания чиновника-взяточника и смска.

Но назвать такое уголовное дело странным нельзя. Очевидно, по Волге работали системно. «Про запас» в органах лежало еще одно дело: хищение. Суть этого эпизода сводилась к тому, что Волга трудоустроил на должность главного специалиста одного из департаментов Госфинуслуг своего водителя Виталия Присяжнюка, который подал в отдел кадров поддельный диплом о полученном высшем образовании. По версии обвинения, Волга точно знал о поддельном дипломе, а, значит, был соучастником в хищении бюджетных средств (посредством выплаты зарплаты). Доказывать мотив, способ и обстоятельства получения украденных средств — обвинение не потрудилось, хватило и голословного обвинения, не подтвержденного ни одним доказательством.

В отличие от того же Юрия Луценко, получившего срок за аналогичное дело, Василий Волга признал свою вину в собственной халатности: подписал трудоустройство Присяжнюка, не глядя, доверившись выводам квалификационной комиссии и начальнику отдела кадров Н. Максюте. Кстати, последняя выступила по делу свидетелем, хотя именно она оформила Присяжнюка на должность главспеца. Более того, в суде она заявила, что устроила Присяжнюка на эту должность по собственной инициативе, поскольку свободных вакансий водителя не было и она хотела услужить Главе Комиссии.

Если уж говорить о популярном ныне термине «избирательное правосудие», то эпизод по трудоустройству водителя — яркий тому пример. На сегодняшний день в Украине сотни чиновников работают без профильного высшего образования. Часто даже на руководящих должностях, грубо нарушая закон Украины «О государственной службе», однако по ним не возбуждаются уголовные дела и не открываются уголовные производства.

Несмотря на вышеперечисленное, 15 января 2013 года Апелляционный суд г. Киева, не вняв ни единому доводу защиты, оставил приговор Шевченковского райсуда в силе. Теперь решать, а можно ли признавать виновным человека за полученную им смску, будет последняя судебная инстанция в Украине. В Европе пока о таких обвинительных приговорах еще не слышали. Хотя и мы пока не в Европе.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *