«Белые пятна» дела Щербаня, или Заказчиков.net

Резонансное дело об убийстве донецкого бизнесмена и депутата Верховной рады Евгения Щербаня опять в заголовках новостей. Теперь уже в связи с Юлией Тимошенко, – замгенпрокурора Ренат Кузьмин утверждает, что обладает доказательствами о причастности к оплате убийства Щербаня фирм, подконтрольных Юлии Тимошенко и Павлу Лазаренко.

Резонансное дело об убийстве донецкого бизнесмена и депутата Верховной рады Евгения Щербаня опять в заголовках новостей. Теперь уже в связи с Юлией Тимошенко, – замгенпрокурора Ренат Кузьмин утверждает, что обладает доказательствами о причастности к оплате убийства Щербаня фирм, подконтрольных Юлии Тимошенко и Павлу Лазаренко. Однако пока что высказывания замгенпрокурора породили новые вопросы. В деле Щербаня, несмотря на то, что убийцы признались в содеянном, имя «заказчика» до сих пор было покрыто мраком, и до сих пор не доказано, что кто-то из киллеров получил деньги за убийство Щербаня. И доказать, что такая цепочка существовала вообще, сегодня архисложно. По одной причине – в живых из устранивших Щербаня и его жену киллеров на сегодняшний день остался только один. Находится он, кстати, на территории Украины. Однако факт получения денег за убийство не признал до сих пор…

«Кинутый «Москвич»»

Гражданин России, бывший военный, специалист по организации всяческих «подрывных мероприятий» Вадим Болотских – единственный оставшийся в живых из членов ОПГ, расстрелявшей в 1996 году Евгения Щербаня. Осужден в 2003 году на пожизненное заключение, отбывает его в Луганской области. Именно Болотских был «мозгом» данной ОПГ в организаторском смысле, то есть планировал и разрабатывал детали преступления. Акция по устранению Щербаня была далеко не первой в «послужном списке» Болотских и других членов данной ОПГ. Именно этой группе принадлежит устранение в 90-е годы нескольких авторитетных «персонажей» в Донбассе. В том числе и Ахатя Брагина в 1995 –м, как и несколько покушений на него…

В 2001 году киевский адвокат Дмитрий Поезд рассказал в интервью  автору этих строк странную историю, происходившую с его подзащитным, которого спецслужбы в режиме совершенной секретности вывезли из Москвы в Украину. Этим подзащитным был вышеупомянутый Вадим Болотских, или же «Вадик – Москвич» (кличка согласно месту проживания). Ему вменялись организация и участие в нескольких убийствах – позже, в 2003, Болотских на суде признается в убийствах, и получит пожизненное. Однако наотрез откажется признть получение денег… В этой связи любопытно, что в 2001 году у Болотских не было денег даже на адвоката…

«У жены Болотских не было денег на адвоката, в Киев она приезжала, договариваясь с проводниками поездов», — говорит адвокат Дмитрий Поезд. «Болотских был выкраден и тайком вывезен из Москвы в Украину, в Житомирскую тюрьму, там на него давили… В Москве сначала возбудили уголовное дело по исчезновению Болотских, а потом закрыли, он ведь числился в списках пропавших без вести. Богатые люди не обращаются к хорошим адвокатам, они обращаются непосредственно к прокурору, который во время досудебного следствия царь и бог. Судя по всему, у Болотских денег после всех этих событий не было вообще — возможно, его кинули…», — говорил адвокат.

Тогда, в 2001 году, адвокат Дмитрий Поезд рассказал о том, что по его сведениям, с Болотских и его соучастников по делу Щербаня, а также по другим резонансным преступлениям, к которым имела отношение данная ОПГ (в том числе убийстве Ахатя Брагина), в Генпрокуратуре фактически «выбиваются» показания против «донецких». «До меня доходили слухи, что подозреваемых ориентировали не только на Лазаренко, в списке исполнителей роли заказчика присутствовали и некоторые лица, проживающие в Донецке», — утверждал Поезд.

Странности, по словам Д. Поезда, сопровождали весь процесс досудебного следствия. Только его подзащитный Вадим Болотских дожил до суда. Адвокат сказал ему «Что берешь из своего — бери. Но не позволяй на себя вешать чужое и не подписывай ничего без моего присутствия». Что происходило с остальными участниками группировки, приходилось только догадываться. «Не могу говорить за всех. Но когда один из группы дал показания, а потом ему стало якобы плохо, появился какой-то странный врач и сделал укол. И человек умер от сердечного приступа… Мне говорили по секрету, что этот укол сделал богаче врача на 50 тыс. долларов. Но это только слухи…», – рассказывал в 2001 году адвокат Вадима Болотских.

По мнению Дмитрия Поезда, показания могли «выбиваться» не только против Лазаренко. «Это политика. Тут ведь как получается: если Лазаренко не виновен, то кому было выгодно заказывать убийства? Как я уже сказал, многие из тех, кого допрашивали по данным делам, не дожили до суда. А подписи в показаниях могли быть поставлены уже после смерти подозреваемых… Если их действительно допросили (а не подписались за них), то их показания являются доказательствами и сейчас», — говорит Поезд.

По мнению адвоката, показания можно всегда поставить под сомнение: провести экспертизу, которая выявит подлинность подписи подозреваемого, установит, не подписывался ли он в состоянии временного умственного расстройства или после жестокого избиения… «Как видите, показаниями можно вертеть как угодно, а выгоду получит тот, кто этими документами обладает», — констатирует Дмитрий Поезд.

Где деньги?

На суде в 2003 году Генпрокуратура не смогла доказать, что убийства Евгения Щербаня, Ахатя Брагина и Вадима Гетьмана были кем-то «проплачены». Фактически это случилось потому, что единственный оставшийся в живых участник группы Вадим Болотских так и не признал факт получения денег за совершение данных преступлений, сознавшись при этом в соучастии, подготовке и непосредственно – в убийстве того же Евгения Щербаня. Болотских заявил, что поступал как Робин Гуд, помогая украинскому народу избавляться от «архибогатых людей». При этом Генпрокуратура оказалась не в состоянии предъявить какие-то весомые основания того, что единственный оставшийся в живых участник группы получал за это деньги. Этот вопрос долго муссировался в процессе досудебного следствия. В обвинении по убийству Щербаня в деле Болотских фигурировала цифра около 780 тыс. долларов, о чем на суде заявил прокурор. Но это так и не было доказано…

В 2006 году бывший начальник охраны Павла Лазаренко и главный «коммуникатор» опального экс-премьера с его украинскими адвокатами Константин Агеев давал автору этих строк возможность ознакомиться с материалами дел, имевших отношение к Павлу Лазаренко. В тот момент, несмотря на новые заявления Генпрокуратуры о причастности Лазаренко к убийству Щербаня, у прокуратуры снова не оказалось доказательств того, что перечисляемые куда-то кем-то по указанию Лазаренко деньги могли бы быть оплатой заказа убийства того же Евгения Щербаня…

Сейчас замгенпрокурора Ренат Кузьмин утверждает, что «деньги, почти 3 миллиона долларов, на счета киллеров поступили от фирм, принадлежащих Лазаренко и Тимошенко», при этом, тут же поправляясь, что «фирмы контролировались этими людьми». По его словам, «та же фирма Somali Enterprises, которая перечислила деньги за убийство Щербаня, перечисляла деньги Тимошенко на приобретение шуб, драгоценностей, автомобилей, оплату гостиниц, ресторанов».

Здесь хотелось бы остановиться на нескольких важных моментах. Во-первых, на чьи счета были перечислены деньги, и деньги немалые, — как утверждает замгенпрокурора, 3 миллиона долларов? Кто эту сумму обналичил, или перевел на другой счет? Если такие данные в деле есть, то они должны были быть там еще в момент досудебного следствия, и должны были прозвучать на суде… Но этого не произошло. Кто эти загадочные киллеры, получившие оплату заказа убийства Щербаня? Или же хотя бы кто посредники, передавшие киллерам деньги и обналичившие или же переведшие эти средства на другие счета?

Второй момент. Каким образом можно доказать, что деньги были переведены именно за исполнение убийства Евгения Щербаня? Даже если предположить, что это так, то обычный клерк вышеупомянутой фирмы может перечислять деньги на множество счетов, совершенно не зная, на какие цели они идут. Каким образом здесь можно отследить всю цепочку от отправителя до получателя, особенно сейчас, когда в живых из группы, устранившей Щербаня, остался только один?

Ренат Кузьмин здесь ссылается, по всей видимости, на показания некоего Петра Кириченко, датированные 2001 годом, и полученные в ходе допроса Кириченко американскими и украинскими прокурорами. В них говорится о том, что Павел Лазаренко встречался с неким криминальным авторитетом Мильченко при посредничестве Кириченко, и сославшись на то, что Тимошенко якобы угрожает опасность, предложил заплатить Мильченко 3 миллиона долларов. Большая часть из них была, по словам Кириченко, перечислена Мильченко и якобы часть денег была деньгами Тимошенко. Правда, непонятно за какие заслуги криминальному авторитету были перечислены деньги и при чем здесь Евгений Щербань… Еще раз отмечу, что датированы показания Кириченко 2001 годом, и затем использовались в обвинительном заключении Луганского апелляционного суда, однако единственному оказавшемуся в живых Вадиму Болотских так и не смогли вменить факт выполнения заказа на убийство за деньги Лазаренко или Тимошенко…

То есть, если замгенпрокурора ссылается на старые данные, к тому же использовавшиеся в обвинении, вряд ли можно ожидать сейчас что-то новое в данной теме от Генпрокуратуры. С другой стороны, если в прокуратуре считают, что этих данных достаточно, чтобы доказать причастность теперь уже Тимошенко к убийству Евгения Щербаня, то почему ее не привлекли к ответственности гораздо раньше?

Киллеры на абонплате

В деле об убийстве Евгения Щербаня по-прежнему вопросов больше, чем ответов. Заказчик до сих пор неизвестен, и, фактически, осудили только единственного оставшегося в живых исполнителя. Однако некоторые моменты в деталях самого убийства до сих пор остаются невыясненными, несмотря на то, что с момента преступления прошло 15 лет…

По словам Вадима Болотских, убить Щербаня ему поручил его знакомый Евгений Кушнир. Это была далеко не первая акция, к которой Кушнир привлекал Болотских – он ценил его в первую очередь как исполнителя и технического организатора преступлений. До этого уже были в их общем активе покушения на Ахатя Брагина и его убийство на стадионе «Шахтер» в 1995 году, а также еще несколько акций по устранению «неугодных» бизнесменов и криминальных авторитетов. Кушнир говорил Болотских, что хочет таким образом расширить свой бизнес и усилить позиции в регионе. По словам Болотских, он помогал Кушниру фактически бескорыстно. Каждая акция готовилась с особенной тщательностью и была подготовлена профессионально.

Убийство Евгения Щербаня было тоже подготовлено и продумано до мелочей. Вплоть до того, что кто-то позвонил Кушниру из Москвы и сказал о вылете самолета, следующего чартерным рейсом с московского аэропорта на Донецк, на борту которого находился Евгений Щербань с женой и сыном. Щербань летел с празднования серебряной свадьбы Иосифа Кобзона, и только самый ограниченный круг лиц мог знать время его точного вылета. В Донецке его уже ждали переодетые в сотрудников аэропорта Болотских и его «подельник» Зангелиди. Их, в свою очередь, поджидал на милицейской машине третий участник ОПГ, устроивший себе стоянку неподалеку от так называемой «закрытой зоны». Троицу никто даже не осмотрел, не проверил толком документы при въезде на режимный объект. И если бы не истерика подельника Болотских Зангелиди, который, после того, как Болотских застрелил Щербаня, стал беспорядочно стрелять вокруг, задев пулей при этом самого Болотских, у преступников получилось бы уйти с места преступления «без шума и пыли». Однако даже в этом случае преступники фактически беспрепятственно покинули аэропорт после совершения преступления. Болотских получил в Донецке медицинскую помощь, уехал в Луганск, затем в Москву, где еще какое-то время лечил ранение в «крутом» госпитале Минобороны России. Куда, кстати, его устроил один из подельников по «кушнировской» ОПГ Магомет Алиев…

У преступников были и деньги, и связи, и покровители. Без всего этого акции «кушнировцев» не были бы столь удачными. Однако сведений о каком-либо бизнесе предводителя ОПГ Кушнира, который он собирался «расширять» благодаря «стараниям» Вадима Болотских и других членов ОПГ, в следственных материалах, с которыми знакомился и автор этих строк, нет ни слова. Группировка Кушнира была фактически «невидимкой», вела себя очень странно и никак не претендовала на экономические куски пирога в регионе. По сути, это была группировка киллеров, выполняющих чьи-то дорогостоящие заказы. По словам Болотских, до убийства Щербаня деньги у Кушнира были — деятельность ОПГ «стоила» около 50 тысяч долларов в месяц. Эти деньги шли на техническое оснащение, информаторов, транспорт и т п. То есть, у группы был постоянный заказчик, оплачивающий ее содержание.

А вот после убийства Щербаня дела у «кушнировцев» пошли неважно. В считанный период времени ОПГ была обескровлена – фактически все члены группировки умерли не своей смертью. Кстати, труп Зангелиди был обнаружен рядом с дачей Леонида Кучмы в Конче-Заспе… «Кушнировцев» явно кто-то «зачищал» – сам Кушнир уехал в Израиль, и испытывал там определенные финансовые трудности, рассказывая знакомым о том, что в Донецке его «крупно кинули».   Именно поэтому он сорвался в Украину, откликнувшись на звонок неизвестного о том, что в Донецке ему наконец-то отдадут некий долг в сумме 300 тысяч долларов. Добравшись до Киева, Кушнир выехал в Донецк на машине, которую уже в Донецкой области обстреляли неизвестные. Кушнир чудом остался жив, был ранен, доставлен в больницу, где и скончался внезапно от сердечного приступа…

То есть, если брать во внимание сумму в три миллиона долларов за устранение Евгения Щербаня, которая якобы была получена киллерами, остается только гадать, кто же оказался ее адресатом. Главный киллер «кушнировцев» Вадим Болотских денег явно не получал, лидер ОПГ Кушнир был рад спустя два года даже тремстам тысячам долларов, и рискуя жизнью, вернулся в Украину, где и нашел свою гибель. Остальные члены ОПГ либо погибли в «разборках» и при задержании, либо умерли уже в процессе следствия. Ни у кого из них не нашли миллионов долларов. Ни на счетах, ни в чемоданах. Поэтому становится действительно интересно, кто же получил эти деньги, если они таки были перечислены за убийство Щербаня? И кому было выгодно так быстро «зачистить» «кушнировскую» ОПГ?

Газовый вопрос

Версия о том, что смерть Щербаня была выгодна Лазаренко, муссировалась, как мы видим, давно, однако так и не была доказана Генпрокуратурой. Причиной такой выгоды для Лазаренко, да и для Тимошенко эксперты называют создание в Донецкой области Индустриального Союза Донбасса (ИСД), у истоков которого, как известно, стоял Евгений Щербань. Как утверждают эксперты, ИСД мешал подконтрольной Тимошенко и Лазаренко ЕЭСУ работать с предприятиями Донбасса. Действительно, ситуация была в тот момент достаточно конфликтной — дабы противостоять монополии ЕЭСУ в Донбассе, и был создан в середине 90-х ИСД. Фактически первое время это была контора «двух компьютеров — трех секретарш», рассылавшая факсы руководителям предприятий с рекомендациями покупать газ у ИСД. Цена, правда, руководителей предприятий не особо радовала – в ЕЭСУ было дешевле, и строптивые директора заводов и фабрик старались как-то все-таки работать с ЕЭСУ. В частности, по слухам частенько конфликтовал с ИСД убитый впоследствии директор «Азовстали» А. Булянда…

Естественно, такой отворот от директоров не нравился инициаторам и учредителям ИСД – их на ту пору было гораздо больше, чем сейчас. Говорят, что интересы в ИСД были, помимо Евгения Щербаня, Виталия Гайдука и Сергея Таруты, еще у нескольких влиятельных персонажей – и Ахатя Брагина, и Рината Ахметова, и тогдашнего губернатора Донецкой области Владимира Щербаня. Именно Владимир Петрович Щербань и придумал в тот момент, как утихомирить беспокойных директоров – разослал всем письмо за подписью губернатора с рекомендацией покупать газ у ИСД.

То есть, в такой ситуации, естественно, для ЕЭСУ этот ИСД был как кость в горле, но… В таком случае, им мешали все тогдашние участники проекта под названием ИСД, а не только Евгений Щербань. Однако убили именно его… И еще – до убийства Евгения Щербаня группировка Кушнира провела в Донецкой области достаточное количество убийств и покушений по устранению влиятельных персон региона. И далеко не все они были связаны с газом… Такая зачистка была выгодна тому, кто хотел полного передела в регионе – и это был не Кушнир… Удары наносились по ближайшему окружению Ахатя Брагина и по нему самому. После – убийство другого влиятельного человека- Евгения Щербаня. На тот момент, по сути и Брагин, и Евгений Щербань были самыми влиятельными в регионе людьми. После их убийств война в регионе прекратилась, и ОПГ Кушнира оказалось не у дел…

Если Генпрокуратура пойдет по пути выяснения счетов киллеров, принявших заказ и деньги, то, наверное, сделать это будет архисложно. Киллеров уже нет (кроме одного), а денег у них, скорее всего, и не было… Во всяком случае, именно убийство Щербаня положило начало проблем «кушнировцев», в том числе и финансовых… С другой стороны – Генпрокуратуре, как говорится, виднее… Возможно, что в ближайшее время общество узнает о совершенно неизвестных фактах этого резонансного дела. Единственное — кажется, что все-таки не так там все просто с этими счетами. Вряд ли в их мире (киллеров и заказчиков) об этом так просто говорят и перекидывают деньги на счета в качестве оплаты за убийство, чтоб потом кто-то мог легко все отследить…

Дело об убийстве группировкой Кушнира Евгения Щербаня все еще висит в невесомости. Как впрочем, и дела об убийстве Ахатя Брагина, Вадима Гетьмана и других. Фактически ни по одному из них не установлен заказчик. Возможно, что по этим делам в ближайшее время появятся новые данные, вновь открывшиеся обстоятельства и соответствующие заявления. Самая большая опасность, что кто-то может захотеть использовать эти дела для решения политических вопросов – в этом случае, их точно может постигнуть участь вечных «висяков»…

Сергей Кузин, специально для «ОстроВа»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *